Этот материал вышел в № 03 за 2021 год
Пролистать PDF

Главный инженер предприятия – человек, на котором держится многое. И не только технологические цепочки, но и коммуникации, обучение персонала, передача опыта от ведущих сотрудников молодым специалистам. Главный инженер завода «Термопол» Игорь Немцов в этом году отмечает юбилей. Наш разговор – о жизни, пути в профессию и о работе в компании «Термопол», которой Игорь Немцов посвятил 17 лет.

 

– Игорь Юрьевич, расскажите о своей семье, о том, с чего начинали свой путь в профессию.

– Мои родители из Ленинграда. У матери трагичная судьба: во время блокады ее родители умерли от голода, а брат попал под бомбежку. Именно в Ленинграде я появился на свет. Семья уехала оттуда, когда мне было 10 лет. И сейчас я очень люблю этот город, несмотря на то, что взросление, образование и работа связаны с Москвой. Я каждый год бываю в Санкт-Петербурге, в прошлом году был там пять раз. Эту любовь разделяет и моя жена, мы часто ездим вместе.

Что касается выбора профессии, в раннем детстве я, как любой мальчик, хотел быть космонавтом или летчиком. Потом интересы расширились, но я точно знал, что ни философом, ни экономистом, ни юристом не буду, привлекали либо техника, либо военное дело. После школы я поступил в Бауманский институт и в этот момент уже не думал, что есть какая-то альтернатива технике, физике. Поступить мне было относительно легко, поскольку я окончил математическую школу.

– Сейчас кажется, что компания «Термопол» была всегда. Но ведь это не так! Чем вы занимались до 2004 года?

– В советское время я работал во всесоюзном объединении, которое выпускало цветные кинескопы. Мне от Министерства электронной промышленности подчинялось восемь заводов. После смены социального строя в 1990-е годы я руководил коммерческими предприятиями. Но при этом меня все время тянуло к профессиональной инженерной работе.

– Вы были среди создателей «Термопола». Как вы считаете, что предопределило успех компании?

– Я пришел на «Термопол» в конце 2004 года. Проект был в самом начале: уже были заключены контракты на поставку оборудования, но оно только начало поступать. Затем мы устанавливали оборудование, проводили шефмонтаж при помощи зарубежных специалистов. Первую продукцию предприятие выпустило в августе 2005 года. А к сентябрю мы вышли на промышленные мощности.

Компания «Термопол» стала пионером в производстве нетканых материалов в России. Все было и сложно, и интересно. Жизнь кипела. Мы начали практически без связи с потребителями и были ледоколом, который пробивал саму идею производства отечественных нетканых материалов: до этого они в основном привозились из-за рубежа. Мы были практически одни на рынке. Это с самого начала определило наше лидерство.

Многие фирмы, которые потом приходили на рынок, просто копировали наши материалы, использовали наши приемы продвижения без всякой редакции. Все прекрасно понимали наше лидерство, крали наши разработки, ничего не стесняясь. Но потеснить нас с лидерских позиций они, разумеется, не могли. 

Успех компании, в первую очередь, определило то, что в руководство изначально приняло решение закупить самое современное высокотехнологичное компьютеризированное оборудование и производить высококачественный (подчеркиваю – именно высококачественный) продукт в стране.

– Под вашим руководством спроектированы, установлены и запущены современные высокотехнологичные линии ООО «Термопол» по производству нетканых материалов Холлофайбер® широкого ассортимента. Почему ставка была сделана именно на широкий ассортимент?

– Это основополагающая вещь. Высокий уровень оборудования необходим был именно для того, чтобы производить широкий ассортимент материалов. Производители оборудования, опираясь на опыт других стран, говорили, что нам нужно делать ставку на три-пять позиций. Но мы понимали, что в России важно производить материалы под конкретные нужды. «Термопол» не просто воспроизводил продукцию, выпускавшуюся на тот момент за рубежом. Мы выполняли новые разработки под задачи заказчиков, которые иногда буквально на словах объясняли, какие свойства материала им нужны. Именно пожелания потребителей закладывались в ту линейку, которую мы начали выпускать. Приобретенное нами оборудование позволяло в дальнейшем легко воспроизводить разработанные рецептуры. Появился широкий спектр материалов под разнообразные, но конкретные нужды. Со временем этих рецептур накопилось больше тысячи, клиенты получили возможность выбирать.

В дальнейшем представители фирм-производителей оборудования, приезжая на «Термопол», удивлялись возможностям нашего производства. Более того: однажды наш специалист приехал на аналогичное предприятие за границей, чтобы изготовить определенный материал. Ему заявили, что это невозможно. Но он показал зарубежным инженерам, как выставить параметры оборудования, и добился нужного результата. Они крайне удивились, что наш специалист, работающий на этом оборудовании в Москве, был более подготовлен, чем они сами. 

– На ваш взгляд, чем отличаются российские специалисты от зарубежных?

– Главное отличие в том, что зарубежные инженеры могут быть отличными профессионалами, но в узкой области. А наши – возможно, даже не из-за вузовского, а из-за школьного образования – это специалисты более широкого профиля, они мыслят глобально, большими категориями. И идут от общего к частному. В результате решение получается лучше. Наш человек так воспитан. Может быть, потом это будет утеряно, но пока это есть. И мы, когда подбираем кадры, уделяем этому моменту очень большое внимание.

– Именно вы сформировали инженерный костяк компании. Как подбираете специалистов, обучаете их?

– Мы не можем просто брать человека с улицы. Нужно, чтобы у него было креативное мышление, чтобы «горели глаза». Это главное. Людей, которые живут по принципу «день прошел, и слава Богу», мы стараемся не брать. Поэтому у нас нет текучки кадров, от нас не уходят. И для нас это очень важно. Как важно и то, чтобы учебные заведения готовили специалистов для нашего предприятия. Важно, чтобы по специальности «технология производства нетканых материалов» готовилось больше технических специалистов. Технологи, операторы, должны пройти обучение непосредственно на предприятии и набраться опыта. И этот процесс занимает очень значительное время. Неприятно, если человек, в которого вложены ресурсы, потом уйдет.

Кроме того, мы стараемся, чтобы у человека, которого мы берем на работу, было инженерное мышление. И в дальнейшем развиваем его. Может быть, это прозвучит пафосно, но у нас существует уже некая инженерная школа «Термопола». Принцип в том, чтобы давать человеку максимум знаний по работе предприятия, воспитывать его, как специалиста «с широко открытыми глазами». Если человек отвечает, к примеру, только за параметры влажности, через какое-то время он уже не будет замечать ничего другого. А вот если он будет понимать, как работают и как взаимосвязаны между собой все линии предприятия, он сможет предлагать решения принципиально другого уровня. Мы обучаем наших специалистов, и они растут не просто профессионально, но и чисто по-человечески.

Люди, которые работают у нас в сфере производства, менеджмента, во многом отличаются от специалистов других компаний. Они имеют очень широкий кругозор, у них практически нет налета провинциальности.

 – А в чем проявляется налет провинциальности?

– В готовности выпускать продукцию подешевле и похуже – по принципу: берут же!  Мы стояли, стоим и будем стоять на другой позиции. Конечно, мы можем на нашем оборудовании работать в дешевом сегменте. Но мы не стали этого делать, а приняли решение выпускать элитную продукцию. Этот подход нашего менеджмента уже определяет некую эксклюзивность на рынке.

Мы отвечаем за нашу продукцию: за ее технологичность и качество. Да, она стоит дороже. Но мы всегда находим своего потребителя. Многие готовы брать нашу продукцию даже ради бренда. Но бренд сопровождается эксклюзивными качествами. И люди их ценят.

На рынке достаточно дешевых материалов производства Китая, Белоруссии, с которыми трудно конкурировать по цене, потому что там более дешевая рабочая сила. Но все развитие общества, техники, потребления говорит о том, что рынок сейчас завоевывают материалы с эксклюзивными качествами, пусть даже более дорогие. И развитие производств идет именно в этом направлении. Трудно бороться с тем же Китаем. Но бороться нужно, именно выпуская продукты, которых не делают они. Победить конкурентов можно новыми научными разработками, новыми материалами, которые будут иметь другие ниши применения. В этом направлении мы и стараемся двигаться. И я думаю, что не только мы, но и весь мир будет так работать.

И поэтому мы разрабатываем новые материалы, которые на рынке носят эксклюзивный  характер, развиваем и поддерживаем научную базу, постоянно ищем что-то новое.

– Как находите общий язык с молодежью? Что отличает нынешних молодых специалистов? Как помогаете им влиться в коллектив?

Часто слышу, что молодежь трудно учить. Мое мнение: все, чего мы можем достичь, все будущее – в руках молодых. И я считаю, что это единственная надежда для нашей страны. Молодежь и должна двигать страну во всех сферах – от политики до производства. Поэтому на молодежь нужно опираться. И она такая, что на нее можно опираться. Я ее очень люблю. Они грамотно осваивают наш опыт, наши наработки. Когда кто-то начинает брюзжать, что сейчас не такое поколение, я смотрю на это и думаю: это значит, ребята, что вы не умеете с ними работать, не умеете к ним обратиться, не умеете получить от них результат. Проблема в вас.

Я изучал материалы исследований по поводу молодежи – нашей и американской. Так вот, те, кто работает с молодежью у нас и в США, говорят, что умных больше за рубежом. А гениальных значительно больше в России.

– Под вашим руководством освоены разработка и выпуск, в т. ч. серийный, более чем 1500 артикулов нетканой продукции, среди которой и платформенные (СОФТ, ВОЛЮМЕТРИК, ХАРД, ПАФС и др.), и эволюционные материалы (КАРБО, МИКРО, НГ, ТЕРМО, ЭКОСОФТ и др.). С чего для вас начинается разработка нового продукта?

–  Можно, конечно, вести разработки ради разработок. Но обычно так поступают, когда надо, к примеру, диссертацию защитить. А у нас этот вопрос носит прикладной характер. Мы идем от своего видения того, какие материалы, какие свойства могут быть востребованы рынком в ближайшее время. Мы общаемся со всем миром, понимаем запросы рынка, изучаем тенденции. И, исходя из потребностей рынка, предлагаем свои материалы для использования в разных сферах.

– Какие задачи сейчас ставите перед своей командой?

– На основе анализа рынка мы выделяем те направления, которые пока находятся в зародыше, но в которых мы видим перспективу. На сегодняшний день мы выбрали ряд таких направлений и планируем в соответствии с ними развивать нашу производственную базу, покупать новую технику, новые линии. 

СПРАВКА

В 2020 г. объем продукции компании «Термопол» составил 5 млн 692 тыс. м. пог., что выше уровня 2019 года на 5 %. Предприятие экспортирует продукцию в Казахстан, Кыргызстан, правовая охрана товарным знакам ООО «Термопол» и защита интересов отечественного товаропроизводителя осуществляется также в Беларуси, Украине, Узбекистане.

Беседовала Марина Москалева 

Также в номере:

Семь историй успеха с текстильными технологиями Mimaki и TitanJet

На страницах нашего журнала не раз освещались современные цифровые технологии, нюансы их внедрения и оборудование, которое предлагается на российском рынке. Но для полной картины, чтобы потенциальные пользователи могли наглядно оценить возможности и преимущества цифровизации текстильного производства, им необходимо увидеть результаты, воплощенные в готовой продукции, и познакомиться с разнообразием технологических решений. Компания «Смарт-Т» представляет наиболее яркие примеры успешного бизнеса своих клиентов, которые предлагают швейные изделия самых разных товарных групп в различных сегментах рынка.
Читать далее »

Время разбрасывать камни. Время собирать

Текстильная промышленность России в основном базируется на хлопке, который в России не выращивается. Попытки расширить свою отечественную сырьевую базу за счет льняных волокон пока не принесли ощутимых результатов. Главная задача фундаментальной и прикладной науки - найти пути решения использования в качестве замещения хлопка отечественное сырье – это волокна льна и конопли, котонин льна и конопли, высокомодульная вискоза, полиэфирные волокна. 
Читать далее »

Сделано в России: как наладить высокотехнологичное производство защитной одежды?

Качественная защитная одежда, полностью изготовленная в России и способная конкурировать с лучшей импортной продукцией - еще 15 лет назад это казалось чем-то невероятным. В привычке постоянно оглядываться на Запад, многие следовали стереотипу - только там есть технологии и ресурсы для создания по-настоящему инновационных средств индивидуальной защиты. Но ГК «Энергоконтракт» на своем примере доказала – российская компания может переломить ситуацию и наладить в нашей стране полный цикл производства передовой одежды для специалистов разных отраслей – от выпуска уникальной по своим защитным свойствам ткани до пошива современных и надежных комплектов. Как же компании, которой в этом году исполнилось 27 лет, это удалось? 
Читать далее »