Этот материал вышел в № 03 за 2022 год
Пролистать PDF

С генеральным директором компании Fabreex Павлом Раделем мы побеседовали после открытия производственной площадки в Тульской области в 2020-м году. Наш сегодняшний разговор – об испытаниях, которые выпали на долю российского легпрома за последние два года, достижениях компании и новых возможностях отрасти.

Павел Александрович, вы открыли производственную площадку в 2020–м году. Как пережили испытание коронавирусом, как справляетесь сейчас, в новых реалиях?

Пандемию коронавируса мы пережили неплохо. Не могу сказать, что она на нас сильно повлияла. Поскольку Fabreex входит в число системообразующих предприятий Тульской области, мы работали, не останавливались, и, более того, набирали обороты. Может быть, несколько снизили темпы развития, но, тем не менее, продолжали развиваться. Было непросто, но с помощью ручного управления мы сделали все, что хотели.

Конечно, сам рынок переживал этап перерождения, переосмысления, наши клиенты переходили на другие каналы продаж, например, осваивали маркетплейсы. Это все заняло некоторое время, но потом все встало на свои места.

Сейчас наше видение ситуации состоит в том, что мы выбрали верный курс и теперь попадаем в разряд необходимых предприятий в Российской Федерации. Fabreex в числе немногих компаний в России, которые занимаются производством синтетического трикотажа.

Вы приняли решение о том, что пора производить в России часть ассортимента, который завозили из-за рубежа. Оправдало ли оно себя? Со стороны кажется, что решение было провидческим, если учесть нынешние проблемы с логистикой, скачки валют и т. д…

– Я бы не сказал, что оно прямо провидческое. Оно просто было логичным для нас. И на данный момент полностью себя оправдывает. Мы только увеличиваем объемы производства и, безусловно, продолжим это делать. Для себя мы видим колоссальные перспективы. Сейчас для нас, как и для всех людей активных, открываются новые рынки, новые горизонты возможностей. На мой взгляд, перспектив больше, чем когда-либо. Поэтому всем надо просто спокойно работать, заниматься восстановлением и выстраиванием новых цепочек – логистических, товарных, производственных. И, наконец, начинать что-то производить полноценно в России, увеличивать долю отечественной продукции на рынке.

Вы сказали о восстановлении цепочек. С чем именно могут возникнуть проблемы в вашем случае?

Мы видим проблему в том, что на территории Российской Федерации не решен вопрос переработки этиленгликоля и, соответственно, производства полиэфирного волокна. Отечественного сырья очень не хватает. Этот вид волокна и нитей производится в Белоруссии, но эта страна с нами не работает по каким-то своим соображениям. Пытаемся решить вопрос через Минпромторг.

Начали работать с компанией «Курскхимволокно» по полиамиду. Но полиэфира нам катастрофически не хватает! Работаем с Китаем, а хотели бы – с российскими производителями.

Когда обсуждались предыдущие проекты по переработке этиленгликоля, если помните, были возражения, что Россия не сделает конкурентные объемы волокна и нитей по конкурентным ценам. Потому что в Китае эта индустрия существует десятки лет, и мощность ее совсем другая, чем у комбинатов, которые могли быть построены здесь. Вы считаете, с тех пор ситуация изменилась в связи с новыми тенденциями?

Мое личное мнение состоит в том, что и тогда это была ошибочная оценка. Рынок России и СНГ очень емкий, и можно поставить определенное количество экструдеров, чтобы закрыть хотя бы часть этой потребности. Причем, я не исключаю, что часть этой нити и текстильного гранулята можно было бы продавать за границу.

Если поставить производство рядом с МПЗ или в технопарке, где есть определенные преференции, то можно успешно работать. Логично было бы обеспечить переработку нефтепродуктов в готовые продукты: текстильное волокно, текстильный гранулят, текстурированные нити. Мы все это завозим или завозили раньше из ближней Европы, из Азии, а так можно полностью перекрыть потребность внутреннего рынка и еще излишки продавать за рубеж. Почему нет? Тем более, что нефть наша. Та же Белоруссия у нас покупает все составляющие и у себя производит нити. И не самые дешевые.

Считаю, что в сложившейся ситуации государство вполне могло бы выделить на эти цели субсидии. Просто кто-то должен взяться за этот проект и реализовать его здесь.

 Что изменилось на производстве с момента нашего прошлого интервью (а это чуть больше года)?

Мы нарастили объемы, поставили дополнительные вязальные машины, красильное оборудование. Но, хотя мы неуклонно росли, спрос все равно превосходит наши возможности.

Даже сейчас, несмотря на ситуацию, мы приобретаем новое оборудование. Хотели закупать итальянское, но в связи с санкциями возвращаемся к своим китайским поставщикам и будем у них покупать аналоги европейских вязальных машин. А вот красильный аппарат успели купить итальянский.

Кроме того, за это время мы прошли сертификацию «Декатлона» и даже произвели для сети определенный объем продукции. Для нас это важно, поскольку является показателем качества продукции и уровня производства. Но при этом «Декатлон» – не самый выгодный клиент с точки зрения объемов и сроков оплаты.

Мы получили международный сертификат ISO 9000 по бережливому производству и рабочим стандартам. То есть, отвечая требованиям мировых стандартов, мы можем спокойно заниматься продажей своей продукции за рубеж. Все это мы настроили и гордимся этим.

И давайте еще раз напомним нашим читателям, какой у вас основной ассортимент трикотажных полотен?

Мы производим практически все виды полотен: сингл джерси, кулирную гладь с эластаном, сложные переплетения – ложные сетки, сетки, интерлок с эластаном, бифлекс, кашкорсе, футер, рибану.

Используем в качестве сырья хлопок, вискозу, полиэфир, полиамид (кстати, мы научились его хорошо красить). Также освоили производство неопрена, что в России больше никто не делает.

В общем, у нас очень широкий ассортимент, так что приглашаем всех к размещению заказов.

Как решаете сырьевой вопрос, где закупаете пряжу?

Как я уже сказал, основные поставки полиэфира у нас идут из Китая. В отличие от многих, кто ноет и жалуется в Минпромторг, не понимает, как работать с банками и банковскими инструментами, мы в одночасье перевели все наши контракты по поставке сырья в юани. Там тоже есть своя проблематика с определенными китайскими банками, но это в любом случае решаемые вопросы. Что могли, мы оперативно перестроили, проплаты у нас идут, и мы не страдаем из-за необходимости конвертации валют. Переживем!

Плюс, определенный объем полиамидной нити мы заказали в «Курскхимволокне».

В новых реалиях появились проблемы и с ТВВ, поставками оборудования и комплектующих, логистикой. Как вы их решаете? 

Такие проблемы были и в ковид, потому что определенные виды химии, порошковых концентратов отсутствуют, и логистические цепочки удлинились. Что сказать? Как-то решаем, закупаем, создали определенные запасы.

Мы не используем такие дефицитные виды химии, как перекись водорода, которую сейчас практически полностью забирают по квоте. Но все равно общий посыл для химической промышленности Российской Федерации в том, что имеет смысл наращивать объемы производства. Выпускать хотя бы элементарные вещи: все эти соли, уксусы, перекись водорода, гидросульфиты.

Эти компоненты нужны предприятиям в России, их производство вполне можно было бы здесь развернуть или улучшить. Пока даже прессованную соль мы покупаем в Турции, потому что она более чистая, более сухая, чем российская.

Откуда, в основном, ввозите ТВВ?

Сложную химию возили из Испании, сейчас частично заменили Китаем. Часть все равно будем завозить из Испании через третьи страны, часть покупаем в Индии и Турции.

А с комплектующими как решаете вопрос? Или пока еще он остро не вставал?

С европейским оборудованием такие проблемы сразу начали возникать. Поэтому мы, что могли, закупили у производителей, а что касается расходных материалов и движущих частей, нашли вариант приобретения в России. Компании, которые этим занимаются, есть. Что-то заказываем в Китае. Так что не видим необходимости закупать комплектующие в Европе.

Завершающий и важный технологический этап вашего производства – это отделка полотен. Вы используете европейское отделочное оборудование, если быть точнее, итальянское и испанское. Довольны ли вы этим выбором?

У нас установка оборудования пришлась на самый пик эпидемии ковида. Поэтому мы не вкусили плюсов от этого, шефмонтаж нам пришлось проводить своими силами с удаленными консультациями производителей.

С лучшей стороны проявил себя поставщик – компания «НАТ-Групп». Свою часть работы, как посредники и специалисты, они выполнили хорошо. Консультировали, помогали, отслеживали процесс инсталляции. Так что о «НАТ-Групп» у нас только положительные впечатления. С ними точно можно работать, доверять их мнению.

Но в целом сейчас я не вижу смысла покупать оборудование в Европе, поскольку в Китае и Корее появились производители, которые устанавливают на свои станки определенные узлы европейского производства. Это то же самое, что машина известной марки, собранная в другой стране. Поэтому, если у меня сейчас появится необходимость купить, к примеру, сушильно-ширильную машину, я просто съезжу за ней в Китай или куплю в Турции машину б/у.

Тому, кто будет начинать определенный производственный процесс, я бы пожелал погрузиться в особенности работы оборудования, больше ездить, смотреть, как оно работает. Нюансов очень много. Покупка это крупная и ошибки, соответственно, обходятся дорого. Нужно 10 раз подумать над каждым узлом. Чтобы впоследствии не жалеть, что была допущена ошибка в комплектации. Консультант и посредник, какими бы грамотными специалистами они ни были, за вас этот вопрос не решат.

Насколько Fabreex может заместить импортные трикотажные полотна? Изначально вы ориентировались на клиентов-производителей одежды для спорта, фитнеса, активного отдыха. Этот круг расширился?

Мы на 100 % замещаем импорт в своем сегменте. Естественно, рынок намного больше. Относительно синтетики мы можем заместить весь кругловязаный трикотаж. По основовязаному – это не к нам, это к «Парижской коммуне».

Мы и сейчас ориентируемся на те же сегменты, которые вы назвали. Но зато производителей в этих сегментах становится все больше, сейчас бум текстильной отрасли. Поскольку основной площадкой для реализации продукции являются маркетплейсы, и зайти туда, если ты понимаешь всю себестоимость и процессинг, намного легче, чем открывать собственные магазины, и у маленьких компаний есть все шансы на успех. Маркетплейс позволяет ИП с пятью швеями производить определенный объем, реализовывать продукцию и быть прибыльным. Поэтому таких компаний все больше, они укрупняются, сливаются, растут. Это такой живой процесс, он только начался, за ним очень приятно наблюдать. И пусть так и будет! Сейчас ситуация только подстегивает этот рост. Пустоту, которая образовалась на российском рынке, нужно занять. Никто ничего не везет и не будет привозить. Так что всем нашим начинающим клиентам – успеха! Растите, используйте этот момент! Это всё нам на благо.

Еще когда мы общались в первый раз, вы собирались получать сертификат СТ-1, сотрудничали с Белоруссией и намеревались расширять импорт. Как сейчас идет эта работа? С какими странами сотрудничаете? Или сейчас у вас полная переориентация на внутренний рынок из-за увеличившегося спроса?

Сертификат мы получили. Но вы правы, сейчас нам не до экспорта. Нам гораздо более интересен внутренний рынок. Мы не можем здесь-то покрыть все запросы. С Белоруссией мы продолжаем работать. Возможно, будем сотрудничать с Казахстаном. То есть, будем осваивать рынок России и СНГ. Работать с европейскими странами у нас нет ни желания, ни возможностей.

Кстати, а появились ли у вас в России конкуренты?

Нет. Потому что это сложно. Все еще мыслят старыми шаблонами. Проще построить торговый центр, открыть транспортную компанию, строить дороги. Мало специалистов, мало понимания, что нужно делать. Текстиль – дело знающих людей.

В качестве локации вы выбрали для себя технопарк в Тульской области. Комфортно ли там работать? Есть ли производственное взаимодействие с другими участниками? 

Да, наша площадка – технопарк «Пластик». Взаимодействия нет, поскольку у каждого из резидентов своя специфика. О том, что выбрали эту локацию, мы нисколько не жалеем, площадка очень комфортная. Руководство максимально открытое, заинтересованное в своих резидентах. Это твердая «пятерка»! Мы можем дать совет тем, кому нужна площадка с определенными условиями, рассматривать «Пластик» как хорошего дружественного партнера.

Планируете ли расширение производства? Внесли ли коррективы санкции, сложности в логистике? И в целом, какие у вас планы на будущее?

Наши планы – экстенсивный рост, наращивание объемов производства как в синтетике, так и в натуральных волокнах. Будем расширять футерную группу, наращивать производство кулирных гладей. Запросов очень много. Мы видим перед собой полноценный путь развития, разве что с финансовыми рычагами могут возникнуть вопросы. Будем работать с ФРП, банками, клиентской базой. Считаю, что сейчас среда для развития максимально живая, питательная, и мы будем стараться ее использовать во благо компании.

Какое оборудование планируете приобрести в ближайшее время?

В этом году купим еще восемь вязальных машин, красильный аппарат, каландр под хлопок.

Это все разместится на ваших существующих площадях?

Да, у нас есть пустые площади, которые мы арендуем, и где уже начали делать ремонт. Планируем перекомпоновку: у нас будет вязальный цех по полиэфиру на одном этаже, по хлопку – на другом. Будем перетасовывать оборудование более удобным образом, занимая пустующие площади, которые мы держали в резерве и в консервации.

У вас были планы начать производство мембранных тканей, выпускать их для сегмента outdoor. Удалось осуществить задуманное?

Нам пока просто не до того. Мембрана – это другой рынок, другие клиенты. Нам нет смысла на это отвлекаться и тратить силы. Тем более, что есть компания, которая использует наш трикотаж в производстве мембранных тканей.

Мы все оказались в новом мире, в условиях санкций, но при этом, с кем бы я ни разговаривала, никто не опускает руки. Все ищут новые возможности, каким-то образом решают проблемы. Что вы можете посоветовать российским компаниям?    

Я считаю, что сложившиеся условия – это небывалый шанс для всех, который нужно использовать. Тут не то что руки опускать, нужно радоваться, что рынок очищается, что есть возможность сделать свое предложение. По сути, это такой «обнуленный» вариант, как в 90-х годах, когда что ни начни, все требуется. Негатива не вижу никакого.

У нас не закрыты базисные вещи: переработка, производство. Ребята, радуйтесь и начинайте реализовывать все свои амбиции! Среда максимально позитивная!

Беседовала Марина Москалева

https://fabreex.ru/

Также в номере:

Расширяйте текстильный бизнес с «РуссКом»!

Каждый, кто занимается цифровой печатью по ткани, рано или поздно задумывался о возможности печатать больше и быстрее. При этом качество печати должно оставаться на высоте. Многие производители считают, что это невозможно: всегда стоит выбор между качеством и скоростью. Сублимационный принтер Mimaki TS55-1800 бросает вызов стереотипам: модель сочетает в себе эти качества и является профессиональным оборудованием.
Читать далее »

Елена Санжеева «Мне всегда было интересно работать с качественными изделиями»

Компания «БТК Групп» в особом представлении не нуждается. Это крупнейший производственный комплекс в легкой промышленности России, специализирующийся на самой разнообразной продукции. В портфеле компании - профессиональная форменная и специальная одежда, повседневная, одежда для активного отдыха и многое другое. О рыночной ситуации в целом, о текущих трендах на рынке СИЗ, инновационных изделиях бренда TRUD компании «БТК Групп» мы поговорили с советником генерального директора АО «Промышленные активы» Еленой Санжеевой, которая на протяжении многих лет занимается производством профессиональной и других видов одежды и является экспертом в технологиях ее создания. 
Читать далее »

Импортозамещение при автоматизации раскройного цеха.

Нам всем памятны события 2014 года, когда против нашей страны было введено много разных санкций. И все же, 2022 год существенно превзошел по своему санкционному накалу все, что было  ранее. На российском рынке некоторые  западные компании, в том числе, в сегменте автоматического раскройного оборудования приостановили свою деятельность  на неопределенные сроки . 
Читать далее »